Воскресенье , 17-Октябрь 2021
Башкы бет / Дүйнө / «Тут каждый день длиною в год» Талибы освободили узников самой страшной тюрьмы Афганистана. Что творилось за ее стенами?

«Тут каждый день длиною в год» Талибы освободили узников самой страшной тюрьмы Афганистана. Что творилось за ее стенами?

Уже месяц как радикальное движение «Талибан» (признано террористическим и запрещено в РФ) объявило о полном контроле над Афганистаном. Боевики за несколько недель захватили страну и вынудили прежнее руководство вместе с их силовыми структурами бежать. Источники, знакомые с внутренней ситуацией, уверяют, что не последнюю роль в блицкриге Талибана сыграли освобожденные из тюрем узники. А самые решительные и бескомпромиссные борцы с прежним режимом нашлись в крупнейшей тюрьме Афганистана Пули-Чархи на окраине Кабула. За время своего существования это мрачное здание стало прочно ассоциироваться с пытками, изнасилованиями и убийствами. Пули-Чархи и ее узники — в фоторепортаже «Ленты.ру».

Массовые захоронения и электрические стулья

«Сидя там, я все время молился Богу, лишь бы он позволил мне умереть прямо там. А если я не могу умереть — лишь бы позволил мне выйти», — рассказывает один из заключенных крупнейшей афганской тюрьмы Пули-Чархи.

Она была построена в 1980-х годах по приказу тогдашнего главы республики Мохаммеда Дауда. Открытие тюрьмы буквально стало одним из его первых приказов: в 1978 году Дауд при поддержке левых радикалов из социалистической Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) и правых националистов возглавил военный переворот и сверг короля Захир-шаха. Новая власть принялась перестраивать страну по своим лекалам и устраивать масштабные репрессии — для таких целей и пригодилась новая тюрьма.

О том жестоком периоде известно немного: все, что доступно, — это массовые захоронения, обнаруженные на территории тюрьмы в 2006 году. По некоторым данным, в братских могилах погребены около двух тысяч человек, многие из них были похоронены заживо. Специалисты считают, что бойня, в результате которой властям срочно понадобилось избавиться от трупов, произошла между 1978-м и 1986 годами. В тот период к власти в стране пришли афганские коммунисты, а следом началась гражданская война.

«Я помню, как каждую ночь коммунисты забирали нас из камер. Кого-то пытали на электрическом стуле… Других убивали. Каждый вечер 60 человек уводили за пределы тюрьмы. Их выстраивали в ряд, расстреливали и бросали в яму», — вспоминают те, кто сидел в Пули-Чархи. Очевидцы тех событий считают, что выжили чудом.

С тех пор Пули-Чархи стала прочно ассоциироваться с репрессиями и преследованиями. Ничего не изменилось даже после того, как в 1996 году к власти пришло движение «Талибан». Эпоха талибов запомнилась все теми же репрессиями и ограничениями.

«Настоящие преступники — это полиция»

Избавить афганцев от боли, которую вызывали все эти воспоминания, могли лишь глобальные демократические изменения в стране. Шанс на такие перемены появился в 2001 году, когда иностранные войска вторглись на территорию Афганистана и прогнали правительство «Талибана». Новые власти пообещали, что ситуация улучшится — причем не только для тех афганцев, кто живет на свободе, но и для тех, кто остается в тюрьме.

Однако на деле все стало только хуже. Пули-Чархи была забита под завязку: одновременно там могло находиться до 10 тысяч человек, хотя ее максимальную вместимость оценивали в пять тысяч заключенных. Тюремные надзиратели постоянно насиловали узниц, а также избивали и пытали (в том числе электрошокером, подвешивали на крюках, морили голодом) узников. Политики и правозащитники регулярно обращались к афганским властям с требованием улучшить условия заключения.

Однако тюремные надзиратели не спешили меняться. Они особенно полюбили издеваться над членами «Талибана» и «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ). «Настоящие преступники — это полиция, охраняющая нас… Эта тюрьма гораздо хуже, чем Гуантанамо», — говорил корреспонденту «Би-би-си» один из заключенных.

Многие узники отчаивались настолько, что устраивали вооруженные бунты. В 2008 году заключенные из числа талибов после недельной голодовки взяли в заложники несколько охранников и потребовали улучшить условия содержания.

На пути к победе

Во время своего победоносного шествия по стране летом 2021 года «Талибан» не только захватывал провинции, но и освобождал множество заключенных. По данным афганской разведки, более 80 процентов освобожденных присоединялись к боевикам и помогали им осаждать города.

Другой афганский политик утверждает, что талибы захватывали тюрьмы еще до того, как идти на города, — они не смогли бы продвинуться к столице без помощи арестантов. «Но они освобождали только своих, членов «Талибана», или представителей союзных группировок. Своих соперников — например, членов «Исламского государства» (запрещено в РФ) талибы так и оставляли в тюрьмах», — утверждает источник The New York Post.

Самую сильную поддержку талибы нашли именно в Пули-Чархи: оттуда вышли на свободу не менее семи тысяч сторонников движения.

Теперь те, кто когда-то сидел за решеткой, стали полевыми командирами. Некоторые решили лично вернуться в тюрьму, чтобы показать журналистам Associated Press и своим товарищам, в каких условиях они жили. Журналистам демонстрируют пустые коридоры и камеры: по словам новых надзирателей, в тюрьме осталось всего 60 человек, большую часть из них осудили за торговлю наркотиками и другие уголовные преступления.

Многие боевики «Талибана» попали в Кабул и Пули-Чархи впервые. Они с интересом осматривают пустые камеры, в которых еще лежат чьи-то предметы одежды, ковры и бутылки с водой. Один из боевиков обнаружил хорошую пару обуви и тут же поменял свои сношенные сандалии. В другой камере нашлась обувь еще лучше — террорист снова сменил ее. Талибы также упражняются с импровизированными штангами, оставленными бывшими узниками, — они состоят из железных палок, банок и пластиковых бутылок.

«Я чувствую себя просто отвратительно, когда вспоминаю те дни, что провел за решеткой. Это самое жуткое время моей жизни, а сейчас я — невероятно счастливый человек, я абсолютно свободен», — делится один из бывших заключенных, попавших в тюрьму на «экскурсию», организованную талибами.

«Мы не хотим мстить»

Бывшие охранники оставили тюрьму, как только талибы подошли к Кабулу, — каждый понимал, что боевики немедленно отомстят за своих. Однако представители движения уверяют, что не собираются наказывать своих противников и издеваться над ними за стенами Пули-Чархи, как это было при коммунистах или прозападном правительстве.

«Мы не хотим мстить. Мы же объявили амнистию для всех, кто работал на бывшее правительство. Так что все афганские полицейские и солдаты прощены», — заявил нынешний глава тюрьмы Шарафатулла Хозейфа.

У талибов был месяц, чтобы доказать это жителям Афганистана и всего мира. И хотя они старались сдержать свое слово, начиная с 15 августа из страны регулярно поступали сообщения о жестоких расправах над мирными жителями. Поэтому неудивительно, что сотни афганцев заполонили международный аэропорт Кабула, пытаясь покинуть страну вместе с иностранными войсками.

Верить в добродушие боевиков не торопятся и представители международного сообщества. Так, за прошедший месяц новое правительство не признали ни Россия, ни США, ни Европейский союз. Страны также не торопятся оказывать Афганистану финансовую и гуманитарную помощь, хотя без нее экономика страны может обвалиться, и тысячи людей окажутся за чертой бедности.

Те, кто остался за решеткой при новой власти, тоже рассчитывали на милость, но уже теряют надежду — например, 22-летний арестант Мухаммад из Пули-Чархи, совсем недавно угодивший в тюрьму. Мужчина сказал журналистам: рассчитывать на то, что при талибах условия содержания в тюрьме улучшатся, не приходится.

Сам Мухаммад и трое его приятелей попали в тюрьму, как они считают, несправедливо. «Мы пошли в один отель, чтобы купить еды. Мы купили курицы и хлеба, все вместе выходило в 500 афгани. Но на кассе сказали, что мы должны 750… Я сказал, что у меня нет денег, предложил отдать свой телефон в залог, пока я не принесу оставшуюся сумму. Тут подошел один из талибов, избил нас и привез в тюрьму», — вспоминает заключенный. По его словам, семья даже не знает, куда он пропал.

Мужчина утверждает, что у талибов нет доказательств его вины — хотя вряд ли из-за этого его освободят. После заключения арестант пополнил ряды тех, кто не рассчитывает на восстановление демократии при талибах. Хотя он готов признать и Исламский Эмират (самоназвание правительства талибов — прим. «Ленты.ру»), и верховенство ислама и Корана, это вряд ли улучшит условия его содержания. «Тут каждый день длится как год. Если кто-то из мусульман может услышать меня, я невиновен. Я здесь… Никто так и не приходит», — сказал Мухаммад.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс