Суббота , 6-Июнь 2020
Башкы бет / Аналитика / Власть Сооронбая

Власть Сооронбая

Одолев своего главного политического противника – президента-предшественника Алмазбека Атамбаева, действующий глава Кыргызстана остался без партии, однако ему предстоит создать новую политическую силу с нуля.

Парламентские выборы в Жогорку Кенеш VII созыва, запланированные на осень 2020 года, должны были стать в Кыргызстане главным политическим событием в этом году. Да, были варианты, что получит острое продолжение прошлогоднее противостояние двух президентов – нынешнего Сооронбая Жээнбекова и бывшего Алмазбека Атамбаева, или же случится традиционное для республики весеннее обострение в виде митингов какого-либо оппозиционного движения.

Политическая весна так и началась 2 марта – с разгона митинга сторонников осужденного оппозиционера Садыра Жапарова: они требовали его освобождения, но после попыток прорваться в Белый дом, были разогнаны и задержаны силами правопорядка.

В общем, ситуация развивалась по традиционному в последние лет двадцать сценарию.

Свои коррективы внесла пандемия коронавируса, впрочем, как и по всей планете. Вместо предвыборной гонки, скандалов вокруг политиков и партий, баталий в социальных сетях, основное внимание общественности сосредоточено на борьбе с вирусом. Правительство занято поиском донорской помощи и недопущением социального взрыва, так как уровень недовольства у населения достиг сейчас предела из-за принятых жестких мер и резкого экономического спада.

При худшем развитии ситуации (например, «второй волне» COVID-19) имеется вариант, что выборы будут перенесены с назначенной даты. Тем не менее, эксперты продолжают анализировать предвыборную кампанию, да и сами партии не забывают про «час икс», в частности, оказывая сейчас гуманитарную помощь и рассчитывая таким образом получить дополнительные голоса от электората.

В Кыргызстане с 2010 года депутаты избираются только по партийным спискам, их число составляет 120. В прошлом созыве Жогорку Кенеша победителями стали шесть партий, сумевшие пройти 7-процентный барьер, они распределили между собой 120 депутатских мест. В этот раз число представленных в Парламенте партий будет с большой вероятностью меньше, так как предстоящие выборы пройдут уже с 9-процентным проходным барьером. Скорее всего, в Парламент пройдут представители 3-4 партий, обладающих необходимыми для этого финансовыми, человеческими и административными ресурсами.

В такой ситуации и с учетом местных реалий главным триумфатором будет партия, на которую сделает ставку действующий глава государства. Действительно, у каждого президента КР (Розу Отунбаеву как временного президента можно сюда не причислять) была своя партия власти. У Аскара Акаева партия называлась «Алга, Кыргызстан», у Курманбека Бакиева – «Ак Жол», у Алмазбека Атамбаева – «Социал-демократическая партия Кыргызстана» (СДПК).

После прошлогодней «войны двух президентов» и раскола СДПК, стало очевидно, что Сооронбай Жээнбеков (сам выходец из СДПК) не сможет использовать эту партию в качестве провластной, а его политтехнологам необходимо было под предстоящие выборы срочно создать новую или реорганизовывать старую политическую силу.

До введения карантина, режима чрезвычайного положения и прочих антивирусных мер, в экспертной среде и в СМИ стали много писать и говорить о двух партиях, которые были созданы достаточно давно, но которые особо ничем не выделялись до этого времени на фоне более 200 партий, имеющихся в республике.

«Биримдик» (зарегистрирована еще в 2005 году) и «Мекеним Кыргызстан» (с 2015 года) стали этой зимой называться партиями власти и пропрезидентскими. Среди возможных членов этих партий стали фигурировать имена влиятельных политиков, в том числе, и Асылбека Жээнбекова – бывшего спикера и брата президента.

Наибольшее внимание в СМИ уделяется партии «Биримдик», которую возглавил бывший однопартиец Атамбаева и Жээнбекова по СДПК – Марат Аманкулов. Он не принимал активного участия в конфликте двух президентов, но в своих интервью высказывал поддержку проводимой политики нынешним президентом.

Что еще любопытно, «Биримдик» объявила о приверженности «евразийской идеологии» и «демократическому социализму». И если о демократии и социализме говорят почти все партии, но при этом не соблюдают эти ценности, то «следование идеям евразийства» показывает, что, во-первых, действующий президент и его партия готовы и дальше ориентироваться на партнерство с Россией и ЕАЭС, а, во-вторых, делают ставку на кыргызских трудовых мигрантов, число которых достигает или даже превышает 1 млн человек.

Подобное внушительное количество потенциального электората конечно не могло не привлечь внимание со стороны фаворитов (пусть пока еще на бумаге) предвыборной кампании. Вполне возможно, что именно голоса трудовых мигрантов, работающих в России и Казахстане, сыграют решающую роль во время выборов.

Для сравнения, этой зимой была создана «Кыргызская либерально-демократическая партия», которая объявила о построении свободной экономики и борьбе с коррупцией. Ее тут же стали называть «прозападной». Если сравнивать с перспективами «Биримдик», то даже без учета административного и прочих ресурсов, вряд ли КЛДП сможет завоевать достаточное количество голосов избирателей, так как западные ценности сейчас не пользуются популярностью в Кыргызстане.

При реализации сценария получения большинства голосов провластными партиями, те парторганизации, которые ранее были заметны и получали значительное число голосов на выборах, окажутся задвинутыми на второй план. Например, некогда популярная «Ата-Мекен» (существует с 1992 года) на последних выборах получила меньше всех депутатских мест из первой шестерки, этой осенью с учетом барьера в 9 процентов эта партия рискует вообще не пройти в парламент.

В целом, можно констатировать, что возможное переформатирование сил на политической арене не является чем-то новым для страны. В отличие от государств с устоявшейся партийной и парламентской системой, для Кыргызстана стало «доброй традицией» каждому новому президенту создавать «карманную» партию, которая исчезает или уходит в тень после прихода к власти нового главы государства.

Нельзя даже говорить о полноценности политических партий в Кыргызстане: скорее, это группы давления, которые создаются под конкретную цель (обычно под выборы или продвижение интересов своего лидера).

Кроме того, обычным делом стали «перебежки» из одной партии в другую, то есть нельзя говорить о строгих идеологических и корпоративных убеждениях у кыргызстанских политиков и депутатов. В этом их беда – не думая о своих прямых обязанностях («служении обществу и государству»), большинство из них преследует лишь личную выгоду и интересы узких групп.

https://kazvedomosti.kz/article/vlast-sooronbaya/

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс